β

Музей боёв Донбасса

В Петербурге открылся музей Новороссии с минами, флагами и натовскими касками
Альберт Хабибрахимов
14 мая 2015 2528
Поделиться

В Петербурге открылся музей Новороссии с минами,
флагами и натовскими касками

В день 70-летия победы в Великой Отечественной войне в Санкт-Петербурге должен был открыться музей Новороссии, посвященный нынешним событиям на востоке Украины. Однако по неким техническим причинам создатели вынуждены были перенести открытие на 10 мая. Автор идеи Герман Владимиров обещает показать жителям и гостям города украинское оружие и экипировку, привезенные ополченцами непризнанных Донецкой и Луганской народных республик, а также вещественные доказательства присутствия на Украине иностранных наемников. Корреспондент «Молока» побывал в музее за несколько дней до открытия и узнал, для чего в Петербурге нужен такой музей и почему он должен был открыться именно 9 мая.

Музей Новороссии расположен по соседству с домом 57 по улице Декабристов, в котором в августе 1921 года умер поэт Александр Блок. Чтобы попасть в него, посвященный событиям на востоке Украины, нужно обогнуть дом и пройти в арку со стороны набережной реки Пряжки. Оттуда еще в одну.

Идея открыть в Петербурге музей Новороссии принадлежит коренному петербуржцу Герману Владимирову. Он занимается отправкой гуманитарной помощи в Донбасс, его брат воюет на стороне самопровозглашенной ЛНР. Однажды Герман понял, что нужно запечатлеть «братоубийственную войну, которая сейчас идет на Украине, чтобы показать людям, насколько она ужасна».

— На самом деле музей Новороссии — это лишь первая экспозиция нового выставочного комплекса «Мир войны». Просто мы решили внести перчинку и назвали его музеем Новороссии. Сам понимаешь, насколько это сейчас актуально, — объясняет Герман. В дальнейшем он хочет открыть экспозиции, посвященные другим государствам, пострадавшим от войны. В основном это будут непризнанные республики.

— Сегодня здесь Новороссия, завтра — другая республика, будь то Приднестровье или Карабах.

Будущий выставочный комплекс пока больше похож на подвал, чем на музей. Кругом разбросан строительный мусор, большинство экспонатов упаковано по пакетам и коробкам.

— Ты просто не знаешь, как тут все было! — Герман достает телефон и начинает показывать фотографии подвала до начала ремонта. На них он изображен без плитки на полу и потолке, без стеллажей, заваленный мусором.





Подвальное помещение Герману предоставила общественная благотворительная организация «Наше Отечество». Изначально Герман хотел сделать здесь пункт сбора гуманитарной помощи для Донбасса, но потом у него родилась идея открыть музей. Глава «Нашего Отечества» Галина Федоровна Пучнина инициативу поддержала.

В музее Александра Блока обеспокоены новым соседством. Женщина на кассе с ходу заявила, что «музей Новоросии не имеет к ним никакого отношения». В научном отделе музея пояснили, что не знают чего ожидать от новых соседей.

— Нас больше беспокоит не сам музей Новороссии как таковой, а снаряды и оружие, которое они складывают в подвале соседнего дома. Мы понимаем, что они все обезврежены, но мало ли. Всякое бывает.

Герман заверил, что все боеприпасы были обезврежены еще на территории Украины: в противном случае их бы не пустили через российско-украинскую границу. Сам он в музее Блока никогда не был, но знает, что поэт «тоже не любил либералов».

«Еще годик это продлится, потом Порошенко спрыгнет…»

Пока Герман решал некоторые организационные вопросы, я немного пообщался с ополченцами, которые занимаются ремонтом подвального помещения. Они приезжают в Петербург во время отпусков. Приходят в этот подвал и делают в нем музей. До того, как отправиться в Донбасс, многие из них работали на стройках. Они же привозят с Украины будущие экспонаты: каски, обезвреженные мины, осколки от снарядов, оружие и многое другое.

Некоторые из них даже на гражданке не расстаются с военной формой. Ходят по городу в камуфляжных костюмах с нашивками Новороссии и шевронами народного ополчения Донбасса. На ополченца Дмитрия на днях было совершенно покушение. Кто-то подбежал к нему сзади и обрызгал газом с криками «Эй ты, х**ло новороссийское, снимай нашивки!».

Дмитрий служил в батальоне «Август», большая часть бойцов которого погибла этой зимой. В музее будет выставлен флаг России с подписями бойцов батальона — его из Донецка привез другой ополченец, Евгений с позывным «Опричник».





Позывной Дмитрия — «Питер» — как и у многих добровольцев из Петербурга. Впервые на Украину он поехал в августе прошлого года.

— После Одессы что-то оборвалось внутри, и я понял, что так больше нельзя. Сразу поехать не получилось, а в августе собрался и поехал. Пересек границу, меня ополченцы встретили. Сказал: «Хочу воевать». Учебку прошел, оружие получил и вперед.

Восток Украины для Дмитрия стал первой в его жизни горячей точкой. О событиях в Донбассе он говорит с неохотой.

— Что тут говорить? — спрашивает он, немного молчит и продолжает. — Телевизор смотришь? Так вот, там и половины происходящего [на Украине] не показывают. Все эти Минские соглашения — международная показуха. Каждый продолжает тянуть одеяло на себя. Что Порошенко с Яйценюком (президент Украины Петр Порошенко и премьер-министр Арсений Яценюк — прим. «Молока»), что Захарченко с Плотницким (главы ДНР и ЛНР Александр Захарченко и Игорь Плотницкий — прим. «Молока»).

Дмитрий утверждает, что стрельба в некоторых районах Донбасса после заключения перемирия не утихала. Сейчас, по его словам, сторонам невыгодно прекращать боевые действия: Украина получает помощь от НАТО, а Донецк с Луганском — от России.

— Все оговорено уже. Еще годик это продлится. Потом Порошенко спрыгнет и уедет куда-нибудь в Америку, все эти «плотницкие» тоже уйдут.

— А что потом будет?

— Дальше все будут жить, как раньше жили.

— Не все люди могут вернуться к мирной жизни после войны.

— Кто не сможет — поедет в другие страны, где сейчас идет война. Там будет воевать.

После открытия музея Дмитрий снова собирается на Украину. На вопрос «зачем?» отвечает «потому что мы нужны там».

«Мы когда-то были братским народом, а теперь идет кровопролитная война»

Первое, что бросается в глаза при входе музей, — торчащий из бетона снаряд реактивной системы залпового огня «Ураган». Ополченцы привезли его из Дебальцева.

Сам музей будет состоять из нескольких залов. Один из них будет обустроен как бомбоубежище: под вспышки света будут звучать звуки выстрелов и взрывов. Герман хочет, чтобы «любой мог испытать то, что чувствуют жители Донецка, прячущиеся в подвалах своих домов». Жильцы дома, в котором располагается музей, по его словам, ничего против такой интерактивной зоны не имеют.

— Мы тут шумим, стучим, сверлим уже пару месяцев. Жильцы не то, что не против, некоторые из них пацанам поесть приносят и говорят спасибо! — утверждает Герман.

В другом зале будут выставлены экспонаты: трофеи, привезенные ополченцами с востока Украины, доказательства присутствия на Украине иностранных наемников и материалы, посвященные событиям в Донбассе.

Часть экспонатов уже выставлена. На стенах висят покрытые строительной пылью флаги России и Новороссии, картины, отражающие ужасы войны. В углу комнаты аккуратно разложено оружие, привезенное ополченцами с Украины.

На стеллажах выставлены шевроны и знаки отличия украинской армии. Их музею предоставили коллекционеры из Всероссийской полицейской ассоциации. Герман вертит в руках каску с отверстием от пули.

— Натовская каска. Укр (украинец; украинский военный — прим «Молока») носил, пока пулю не поймал.

В качестве доказательства натовского происхождения каски Герман показывает небольшую бирку с внутренней стороны. На ней написано, что каска итальянского производства.

Лежащий рядом бронежилет, по словам Германа, тоже натовский. Правда, на нем бирки или каких-то других отличительных знаков нет.

— А где написано, что он натовский?

— Ты просто, наверное, не разбираешься в бронежилетах. Если бы у меня здесь был наш, отечественный, то я бы тебе объяснил разницу. А так… ну, натовский он.

— А это мина противопехотная, — Герман показывает мне небольшую зеленую оболочку с надписью «К ПРОТИВНИКУ». — Эти х**плеты прятали их не только по земле, а еще и на деревьях, чтобы людям головы отрывало! Додумались же.

На кирпичном выступе из стены аккуратно лежат регистрационные номера от машины с символом украинской националистической организации «Правый сектор», которая признана российским законодательством экстремистской, и надписью «БАНДЕРIВЕЦЬ» (бандеровец — «Молоко»). Номера двусторонние. С другой стороны — номерной знак Германии.

— На Украине иностранных наемников нет, — смеется Герман, показывая знак.

В качестве еще одного доказательства присутствия на Украине иностранных наемников Герман показывает отличительные знаки польской полиции.

— Нет на Украине наемников, нет, — повторяет он уже более серьезным тоном.

— Что тебе еще показать? Вот есть сухпай укровский, — Герман разворачивает на столе небольшую зеленую упаковку с наклейкой «вечеря» (в переводе с украинского — ужин — прим. «Молока»). В ней — банка тушенки, пакетик чая, пакетик сахара, два пакетика меда, пачка печенья, салфетка.













— Еще у нас есть небольшие подарки для первых посетителей! — Герман копается в коробке с экспонатами и спустя какое-то время достает из нее аккуратно упакованные женские трусы. Спереди на них изображен украинский политический деятель XX века Степан Бандера, а сзади — нынешний секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов и лидер «Правого сектора» Дмитрий Ярош. Турчинов почему-то изображен дважды. Все это сопровождается подписью: «Надо, наверное, напомнить Европе, если мразь спереди, то кто будет в жопе? Там им и место!». Герман с улыбкой показывает коробку, там лежит около сотни таких же аккуратно упакованных трусов.

После открытия музея Герман хочет создать на его базе дискуссионный клуб. Точной концепции пока нет, но на заседания клуба по возможности будет приглашаться и «та сторона, либеральная», уверяет Герман.

— Будем обсуждать ужасы войны, каждый выражать свою точку зрения, пытаться строить диалог, — пожимает он плечами.

Герман хотел открыть музей 9 мая, в 70-ю годовщину победы в Великой Отечественной войне. Для него это символ народного единства и братства.

— Мы когда-то были братским народом, а теперь что? Теперь идет кровопролитная война. Я сначала думал насчет Дня независимости России (12 июня — прим. «Молока»), но остановился все-таки на 9 мая. И я решил открыть музей именно в Петербурге, потому что этот город пережил блокаду во время войны. Аналогичную блокаду мы сейчас видим в Донецке. Люди заблокированы в городе украинскими военными и живут на гуманитарную помощь, которую присылает Россия.

Утром 9 мая церковь должен был осветить батюшка, после чего должны были прийти первые посетители. На официальную пресс-конференцию должен был прийти депутат Законодательного собрания Петербурга Виталий Милонов, представляющий в городе ДНР. Однако 8 мая в сообществе музея «ВКонтакте» появилось сообщение, что из-за «проблем с канализацией» открытие переносится на 10 мая.

За несколько часов до этого сообщения в музей с проверкой приходили сотрудники петербургской прокуратуры и регионального управления Федеральной службы безопасности. Герман сказал, что перенос открытия с приходом силовиков никак не связан. Говорить о причинах переноса он отказался.

Поделиться
comments powered by HyperComments

«Алые паруса» и ночные чудеса

Казаки, алкоголь и драки: кошмары главного выпускного страны

Валар дохаэрис

О предложении Милонова запретить «Игру престолов»

Марсианские хроники

Будет ли жизнь на Марсе: что ученые искали на «красной планете» и что им удалось найти

Кто не работает, тот сидит

Что бывает за тунеядство в разных странах мира

Чёрный Ренессанс

Переходный возраст Европы: красота и жестокость гуманизма

Большая и страшная Америка

История сверхдержавы для зрителей госканалов

В России не летают ракеты

«Протон», «Прогресс» и другие неудачи Роскосмоса

«У меня автомата нет»

Георгий Албуров — о миссии оппозиции и ее проблемах

«Я не люблю ярлыки»

Ирина Прохорова — о шансах оппозиции и отношении к памяти

История геноцида армян

За что младотурки уничтожили тысячи армян

«Я из нудистской семьи»

Ларс фон Триер о сексе и алкоголизме

Карл Карлович

Отец русского фоторепортажа немец Карл Булла

Добродушный президент

Самые важные вопросы президенту России Владимиру Путину

Прямая линия

Альтернативные вопросы президенту России: от любимой еды собак до ожидания люстрации

«У нас с правами человека беда»

Уволенный преподаватель СПбГУ о том, как Россия освобождается от демократии

«Мы есть везде»

Цыганка из Петербурга о цыганской жизни, музыке и бесконечном празднике

Используй силу, Люк

«Мне просто хотелось побыстрее снять фильм, в котором летала бы Звезда Смерти»

Приручить издателя

Изучили книжную индустрию с главным редактором «АСТ»

«Это ваша проблема, а не моя»

Кураев и Гельфанд — о диалоге между религией и наукой

Хьюстон, у нас собака

За бездомными питомцами в американских городах будут следить при помощи дронов