β

«Мы есть везде»

Цыганка из Петербурга о цыганской жизни, музыке и бесконечном празднике
Илья Матвеев
8 апреля 2015 3527
Поделиться

Цыганка из Петербурга о цыганской жизни,
музыке и бесконечном празднике

— Есть всякие цыгане: хорошие и плохие. Адекватные, которые живут семьями и работают на нормальных работах, и вокзальные, которые задуривают и грабят людей. Цыганская кровь во мне от мамы, и все её родственники — «квартирные».

Красивая темноволосая девушка делает глоток чая и выжидающе смотрит на меня.

— Ну а по поводу магии что скажешь? Практикуете вы такие вещи?

— Некоторые цыгане умеют гадать. Моя тетя, например, гадала раньше, да и сейчас, наверное, гадает. Есть еще гипноз, но из моих никто людей гипнотизировать не умеет. Дядя рассказывал, что у цыган особый гипноз, тактильный. Все эти вокзальные гадалки вводят человека в транс через прикосновения — дотрагиваются до ладоней, плеч, кистей рук.

Але 18 лет, и всю свою сознательную жизнь она занимается музыкой. Музыкальная школа, училище и мечты о консерватории, свои ученики — фортепиано стало частью её жизни, без которой ей себя сложно представить.

— Ты видел когда-нибудь цыганские паблики?

— Пару раз натыкался. Там сплошные посты из серии «порву за брата, убью за друзей» и куча инструментальной музыки.

— Вот! Цыгане очень музыкальные люди, — улыбается Аля. — Мы на всех праздниках поём. И когда в гости ходим, тоже поём. И даже если русские к нам в гости приходят, то мы их учим цыганским песням и все вместе поём.

— То есть стереотипы о таборах, гитаристах и танцовщицах с огромными юбками — правдивы?

— На самом деле, все эти расписные рубашки и платья в пол уже почти никто не носит. Это скорее для привлечения внимания, создания атмосферы. Раньше ведь как было — приезжает табор в город, останавливается в городе и устраивает целый карнавал. Музыка, танцы — большой праздник в те времена был. И костюмы только по такому случаю надевали. Хотя, вот бабушка у меня до сих пор любит пышные наряды. Захожу к ней, а она думает, куда очередную ленточку пришить и как рукав лучше украсить.

Почти год назад Аля ушла из семьи. Её отца давно не стало, а с матерью отношения не задались. Аля переехала к бабушке с дедушкой по отцовской линии, и иногда приезжает домой навестить маму.

— Цыгане очень темпераментный, властный и харизматичный народ. Я не знаю ни одного меланхолика-цыгана. Любят выставить грудь колесом и ходить с горящими глазами. Вот и мы с мамой, две упрямые женщины, не ужились. В какой-то момент я просто поняла, что не хочу и не могу возвращаться домой. Приехала к бабушке с дедушкой, всё им объяснила. Они с детства меня воспитывали как родную, и приютили без лишних вопросов. Через пару дней, пока мамы не было дома, мы заехали за вещами — и всё, с этого момента я дома больше не жила.

Мама конечно страшно ругалась. Некоторое время я игнорировала её звонки, но от звонков родственников укрыться не смогла. Через пару месяцев я, наконец, смогла поговорить с мамой, и всё ей объяснила. Она, похоже, всё приняла, но традиции есть традиции, и вышло так, что от меня отказалась вся моя родня по маминой линии.

— А есть такая традиция — отказываться от своих родственников?

— Для цыган семья — это святое. У нас нет какого-то прямого подчинения старшим, но родители для нас — это самое дорогое, что есть. И самое важное. И выходит, что я нарушила одно из главных правил.

Вообще родня для нас всегда стоит на первом месте. Если к тебе приехал гость, то ты должен из кожи вон вылезти, но все тридцать три удовольствия ему оказать — и накормить, и напоить, и песню с ним попеть, и спать уложить. И совершенно не важно, есть у тебя деньги или нет, большая квартира или маленькая — родственники всегда должны чувствовать себя комфортно. И я понимаю, что мои родственники ответят мне тем же, в каком бы положении они не находились.

У Али на безымянном пальце блестит кольцо — подарок супруга. Алиного мужа зовут Андрей, они познакомились в консерватории.

— У цыган свадьба — это целая история. Свадьбы мы гуляем целыми неделями, с большим размахом.

— А браки по расчету у вас бывают?

— Да, такое случается. Перед свадьбой устраивается сватовство — это большое застолье, на котором невесту и жениха наконец знакомят. Невеста во время сватовства должна проявить себя как настоящая хозяйка, иначе её не возьмут в жены. Но если всё проходит хорошо, то сватовство тоже превращается в недельную гулянку.

Иногда невесту просто крадут, и тогда родителям ничего не остается, кроме как выдать её за вора. С ней, конечно, ничего не делают, и обращаются хорошо — ведь она сама в любой момент может отказаться от «кражи», и уж тем более от свадьбы. Бывает такое, что молодые вместе планируют кражу — чтобы убедить несговорчивых родителей.

— А какие еще особенности у цыганских браков?

— Есть такой момент, что в брак девушка должна вступать невинной. Невесту могут отвергнуть, если она имела сексуальный опыт до брака (с другим мужчиной). Но если жених сильно любит свою избранницу, он может просто принять этот факт, и свадьба всё-таки состоится.

— Кто главнее в отношениях: муж или жена?

— Нельзя сказать, что мужчина в цыганской семье решает абсолютно всё. Этим цыгане отличаются от кавказских народов: у нас жена и муж имеют в семье одинаковый статус. Женщин не заставляют сидеть дома, они точно так же работают, как и мужчины. В этом смысле наша культура скорее современная, нежели консервативная. Единственное, что ставит мужчину выше женщины в цыганском браке — многоженство. Из-за этого браки часто не регистрируются, потому что в России, например, просто нельзя взять несколько жен разом.

— Как несколько жен одного и того же мужчины могут ужиться друг с другом? Они не чувствуют дефицит внимания, конкуренцию и вот это всё?

— Да нет, прекрасно уживаются. У меня есть знакомый, который женился трижды, и все его жены живут с ним под одной крышей. Отлично ладят.

— А сама бы ты приняла второй брак своего мужа?

— Ну уж нет! Я такой человек, что своего мужа с другими женщинами я делить не собираюсь.

Хоть внешность Али и выдает в ней цыганские корни, петербургское детство и русские бабушка с дедушкой ассимилировали её окончательно.

— У меня почти никогда не возникало проблем из-за моего происхождения. Только один раз в детском саду ко мне подошла девочка и сказала, что знает, что я цыганка. Что она выдаст всем мой секрет, и меня засмеют. Я расстроилась и пожаловалась маме. Мама тогда сказала, что все люди, которые считают остальных ниже себя — глупые, и слушать их не надо. С тех пор я никогда не комплексовала по поводу своих корней, внешности и прочего. Всё зависит от того, как ты себя поставишь в обществе, как подашь себя другим. Если смалодушничаешь — то над тобой всегда будут издеваться.

Иногда ко мне подходят «вокзальные» цыгане и пытаются выйти на контакт. Есть у нас такая фишка, спрашивать при встрече «чей ты?». Все цыгане друг друга знают, и у каждого чуть ли не с детства есть прозвище. Бабушка моя, например, Цыбулиха, а мы с мамой — её Цыбулята. И вот спрашивают у тебя «чей ты?» а ты отвечаешь «Цыбуленок», и всё про тебя понятно даже незнакомому человеку. А вокзальные эти окружают толпой, ходят с тобой, выкрикивают наперебой «чей ты?» «чей ты?», и общаться с ними совсем не хочется.

Цыганский народ очень сильно растаскан по миру. Мы есть везде: и в Америке, и в Европе, и в России. Я думаю, главный секрет такой распространенности цыган — наше умение ассимилироваться, приспосабливаться к окружающей культуре, сохранив при этом свою. В России, например, сейчас цыганка может выйти замуж и без согласия родителей — моя мама вообще только недавно узнала, что я замужем. Наши девушки работают и получают образование, могут подавать на развод. Цыгане носят русские имена и прекрасно владеют языком. Но, вместе с тем, ключевые традиции сохранились: уважение к старшим, подобающий внешний вид, свои праздники, свой язык.

Аля мечтает поступить в консерваторию и продолжить работать по своей специальности — пианисткой. Она счастлива в браке. А главное — живет активной жизнью: сразу после интервью она отправилась на очередное прослушивание для музыкального конкурса.

Поделиться
comments powered by HyperComments

«Алые паруса» и ночные чудеса

Казаки, алкоголь и драки: кошмары главного выпускного страны

Валар дохаэрис

О предложении Милонова запретить «Игру престолов»

Марсианские хроники

Будет ли жизнь на Марсе: что ученые искали на «красной планете» и что им удалось найти

Кто не работает, тот сидит

Что бывает за тунеядство в разных странах мира

Чёрный Ренессанс

Переходный возраст Европы: красота и жестокость гуманизма

Большая и страшная Америка

История сверхдержавы для зрителей госканалов

Музей боёв Донбасса

В Петербурге открылся музей Новороссии с минами, флагами и натовскими касками

В России не летают ракеты

«Протон», «Прогресс» и другие неудачи Роскосмоса

«У меня автомата нет»

Георгий Албуров — о миссии оппозиции и ее проблемах

«Я не люблю ярлыки»

Ирина Прохорова — о шансах оппозиции и отношении к памяти

История геноцида армян

За что младотурки уничтожили тысячи армян

«Я из нудистской семьи»

Ларс фон Триер о сексе и алкоголизме

Карл Карлович

Отец русского фоторепортажа немец Карл Булла

Добродушный президент

Самые важные вопросы президенту России Владимиру Путину

Прямая линия

Альтернативные вопросы президенту России: от любимой еды собак до ожидания люстрации

«У нас с правами человека беда»

Уволенный преподаватель СПбГУ о том, как Россия освобождается от демократии

Используй силу, Люк

«Мне просто хотелось побыстрее снять фильм, в котором летала бы Звезда Смерти»

Приручить издателя

Изучили книжную индустрию с главным редактором «АСТ»

«Это ваша проблема, а не моя»

Кураев и Гельфанд — о диалоге между религией и наукой

Хьюстон, у нас собака

За бездомными питомцами в американских городах будут следить при помощи дронов